Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Вложил и выложил....

скучаю по тебе. Так много в этом. Это очень много, просто никогда не знаешь сколько грусти человек вкладывает в это "я скучаю по тебе", а я здесь весь, полностью.....со своими грустными глазами, с метающимися вопросами....где ты...где ты......где ты.....с кем ты...больше ни-че-го не надо...только где ты....больше ничего не волнует.....прошло много времени, а тебя всё нет....тебя нет.........безусловно, ты есть, но где?....где ты......весь день превратился в ожидании тебя, но тебя сегодня, наверно, уже не будет....
Со своим внутри беспокойным "я скучаю по тебе" я пытаюсь зарыться во что-нибудь...стараюсь! Зарываюсь в фильмы, в книги, в уроки, в разговоры " ни о чём", в "Сплин", да и вообще в му-зы-ку........но от этого моё "я скучаю по тебе" ещё жарче!!! Ещё суматошнее....ещё безумнее...........где ты...где ты...где ты.......почему не пишешь.....почему.....по-че-му..........................я живу от письма до письма!! Я не хотел так, но так случилось! Я не хотел в тебя так....но я влюбился....в тебя........где ты.......живу ожиданием.
Ожиданием длинного звонка.. телефонного...такого срывающегося....как истерический крик.......и я всегда бегу.....бегу-бегу -бегу на этот телефонный вопль, как ошалелый...потому что знаю...знаю, что это ты...что может быть, я тебе нужен именно сейчас.....срываюсь с постели к белому аппарату, за которым твой голос.........такой знакомый, роднее родных ......только ты звонишь мне около 12 ночи такими длинно-междугородними криками.......потому что срываешься так же...без меня. Ты хочешь услышать голос. Мой.
Другого тебе не надо......а мой....он такой тоскующий без тебя........как будто наши голоса всегда должны быть в диалоге....но диалог прекращается, как только я -ты вешаешь трубку....но это только в реальности......а здесь, во мне самом, я разговариваю с тобой часами........и так ....так....неловко признаваться тебе в этом, что путаются слова, как листья на ветру...осенью....Я люблю тебя.....всем мной я люблю всю тебя......где ты...где ты.........мне так мало тебя.....мало ....нехватка, ломаюсь........г. д. е..... ты..........так много в этом...очень много. Весь я....по тебе....я так скучаю..............г....д.....е........т.....ы.....

Ты...та..

Иногда я завидую тебе острой безысходной завистью.
Мне чудятся иные миры за твоей манерой писать без знаков пунктуации - я никогда в жизни не позволял себе пропустить хотя бы запятую и мучался от поздно обнаруженных ошибок в выделении деепричастных оборотов.
Я, словно в детстве стеклянные шарики, собираю оброненные тобой названия марок и магазинов, так игриво скачущие в твоей речи, под которые хочется подставлять руки и ловить их горстями, удерживать в пальцах, прятать в карманах, потом доставать, разглядывать, удивляться.
Я путаюсь в строках, написанных курсивом, в твоих ли, в чужих, мне достаточно уже того, что они написаны (переписаны?) твоими пальцами, они произносились твоими губами, и я погружаюсь в невесомую меланхолию, я отвожу взгляд к окну, я ухожу на кухню заваривать себе кофе, успокаивать биение сердца, избавляться от ощущения, что я что-то упускаю, беспрестанно упускаю в своей жизни. Что где-то рядом, параллельно моей, несется, изгибается причудливыми поворотами чья-то другая, твоя жизнь, раскрашенная каждый день разными цветами, словно в такт цветам лака на твоих ногтях.
Я подтягиваюсь на цыпочках, скребусь пальцами по подоконнику, заглядываю в твое окно, как девочка из сказки Андерсена, подсматриваю, очарованный, за другим, таким недоступным мне миром, и спички, наверное, высыпаются из моих карманов, но до них ли мне?.. Я греюсь около тебя, как у огня, в жарких потоках воздуха жмурю глаза на снопы искр, неотрывно слежу за своенравными языками пламени, стремящимися вверх или стелящимися опасными змейками у самых моих ног.
Иногда мне кажется, что ты моя кукла: я могу долго любоваться тобой, застывшей в изящной позе, посаженной на высокую подушку, так, чтобы я мог лечь рядом и смотреть на тебя снизу вверху. Бывают моменты неподвижности и замедления бега времени, когда я люблю тебя в статике, люблю тебя рядом с собой как красивую бесценную игрушку: тогда можно насладиться каждым твоим изгибом, прозрачностью глаз, тонкостью линий. Ощутить, может быть, твою открывшуюся хрупкость, беззащитность, подвластность.
Но это лишь мгновения, лишь мгновения... Статика сменяется динамикой, линии ломаются, молниеносным порывом тебя уносит на другой конец Вселенной, всё дальше, дальше, дальше, и я вновь оказываюсь один, в рутине повседневных дел, в счетах, в списках to-do дел, между которыми урывками я заглядываю в причудливые сплетения слов, чувств и мыслей на страницах твоих в соц сетях. Я мучаюсь вопросом: ты ли моя темная сторона или всё это иллюзии, и я гоняюсь за призраками? Но продолжаю подсматривать за тобой, прикусывая губу, шептать вслед за тобой свои стихи, иногда всё так же завидовать тебе, смиряться с нашей разностью, с неподъемными камнями на тропинке, ведущей в твой мир. Словно песок сквозь пальцы, горячий послеполуденный песок: обжигающе до вскрика ты просачиваешься сквозь меня, оставляя лишь воспоминание от ощущения, будоражащее настолько, что хочется упасть в этот жар всем телом, меньше всего думая о неминуемых ожогах...

(no subject)

В моем почтовом ящике давно не появлялось писем о любви. Я даже задумался, не наложено ли на него какое-нибудь, скажем, заклятие. Какой-нибудь сглаз, к примеру. Кто знает, вдруг я когда-то в прошлом не отправил какое-нибудь письмо счастья, или отправил не тому, кому надо, или… Или, может быть, такие письма уже давно не пишутся, а любовь трансформируется в слова, и течет по кабелям, и растворяется в воздухе между двумя мобильными телефонами? Впрочем, скорее всего, эти письма просто проскальзывают мимо и мимо моего почтового ящика, потому что мое имя и мой адрес давно уже затерлись во всех возможных адресных книгах, и адресатом я на этих письмах никак не фигурирую. Когда я был в заветном списке этих адресатов, я был и помоложе, и повеселее, и так замечательно умел удивляться и восхищаться. Мне кажется, я был благодарным адресатом, на самом деле. Но время идет, события происходят, и мой почтовый ящик теперь в забытом переулке, а центр и основные магистрали сместились далеко на юг. Остается только в минуты совершенной уж грусти лелеять надежду, что мое письмо о любви есть, оно существует, но просто где-то заплутало и никак не может отыскать мой адрес. А значит, надо просто ещё чуть-чуть подождать…

(no subject)

Когда все мои любови покинут меня, настанет осень, и я останусь один.
К тому времени утреннее отражение уже будет встречать меня морщинками усталости после бессонно-пьяных ночей. Вечерами суетных дней я буду выглядеть на свой возраст и уже буду пренебрежительно величать себя мужиком, предпочитая на случайных свиданиях прохладный и дорогой коньяк.
Когда я останусь один, я вздохну легко и спокойно и не стану никуда торопиться. Я, пожалуй, выбью ковры, я устрою себе небольшую пробежку по парку. Загляну в кондитерскую за свежими ватрушками, успею вернуться как раз к пробуждению супруги.
Под шум душа и старой музыки в контакте я сварю кофе и поджарю тосты, достану её любимую красную икру. Пока супруга будет завтракать, буду смотреть,любоваться ею.
Поцелую на прощанье и пойду якобы на работу.
Я попробую на вкус осознание того, что все это я делаю первый раз в жизни.
Надену тёплую куртку и непроницаемо-черные очки и отправлюсь гулять. Отправлюсь знакомиться со своим одиночеством.
Пройдусь по бульварам, покиваю приветственно теням своих ушедших любовей, посижу с какой-нибудь из них на лавочке, покурю, повспоминаю. Встану легко и продолжу мой путь, не оглядываясь, оставляя тень растворяться в осенней дымке. Постучу шагами по булыжникам Кузнецкого, скроюсь в ароматной полупустой в этот утренний час кофейне, ожидая горячего шоколада, углублюсь в записную книжку мобильного телефона, выбирая и выбирая опцию «Удалить». Не стану снимать очки, дабы не привлекать к себе внимания неизбывной грустью в глазах и не множить снова записную книжку телефонными номерами.
Загляну в ближайший магазин, подарю себе перчатки черного цвета, так идущее моему одиночеству. Буду долго бродить по книжному, беря в свое одиночество все те книги, что не успел прочесть в сумбуре взаимоотношений.
Когда солнце пойдет на закат, удлинит тени и распишет золотом лица, отправлюсь домой.
Налью себе вязкого гранатового сока, буду вырывать страницы из старых дневников и медленно сжигать их в пламени свечи, таком неуверенном в свете ещё не погасшего дня. Потом буду читать Цветаеву, буду читать её долго, словно открывая заново каждое слово, каждую строфу, каждую страницу, удивляясь и впервые в жизни качая головой в знак согласия.
В тени опущенных век моих уже скопится вечерняя синева, когда в полузабытье ноги сами перенесут меня, спящего на кровать. Меня обнимет спящего супруга, охраняя мои одинокие сны от неуместных посягательств прошлого, такого теперь далекого и незнакомого. И наутро следующего дня я открою глаза, и будут они другого цвета.

Крутые парни не танцуют...

бегу романтики,
шагаю вечером от станции до дома и умоляю вечер не торопиться с наступлением,
кнопками радио ищу в эфире что-нибудь типа "вы хотите песен, их есть у меня" и гоню, гоню прочь из ушей "весна, где моя голова",
поставил во второй ряд в шкафу сборники Цветаевой и Ахматовой, максимум - хватает на пьяную бесшабашность Есенина, Маяковского - только о революции (кто там шагает левой? ах...)
не позволяю себе замедлять движения и останавливать взгляд,
пролистываю френд-ленту, торопясь мимо рифм чуть лучше, чем "кеды - полукеды",
на хуй, на хуй даже "я сам себе луна" (бегу выключать радио...),
не вглядываюсь в горизонты дороги, смотрю преимущественно под ноги,
выдают глаза - надеваю темные очки, достаю из тайников все-все запасы цинизма,
ломаю карандаши, стоит руке потянуться к бумаге,
не пью, ничего не пью, дабы не потерять контроль,
потому как накроет - не выкарабкаюсь

(no subject)

Я живу в своём маленьком мирке...

Пространство здесь огромно,а время остановилось... Каждый день-бесконечная сиеста. Те,с кем я могу здесь общаться,практически ничего не делают. Только курят,читают газеты,книги,разговаривают... А мне необходим экшн! Недавно ко мне заходил один бог и сказал,что пора воевать и действовать. Строить,перестраивать,разводить,поднимать,опускать-только так я смогу ощущать жизнь. Ты меня поймешь,ведь ты-той же породы. Я в тебя верю. Я хочу читать тебя каждый день,как утреннюю газету. Для меня ты-самая гламурная пресса в мире! Как бы я хотел делать это запоем,не боясь залить страницы кофе и помять глянец...вникать в каждую твою строчку...понимать тебя так,как не понимает тебя даже твой главный редактор...а потом цитировать наизусть всем бродягам и висельникам,среди которых проходит моя жизнь...я бы мечтательно закрывал глаза и пропевал,пританцовывая:"Знаете,там на обложке- картины урбанистического рая,просвечивающие сквозь апокалипсис... Знаете,что она сделала с экономическим беспределом в передовице?". Едко и метко! Знаете,там Том Уэйтс берет интервью у Че Гевары,а Лори Андерсон позирует с Шоном Райдером! А в разделе"отношения" она рассказывает,как влюбленному мужчине нужно добиваться предмета своего обожания. Никогда еще это не было так просто и так невозможно! Да! Там есть и литературная критика. Максу Фраю-пять звезд! Впрочем,за прежние заслуги. А вот Фаулза она так и не оценила. И,наконец,на последней странице-объявления:" Одноногий моряк отдаст вторую ногу женщине,которой она нужна больше,чем ему..." и я каждый день жду этого чтения...