Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

(no subject)

С залитых солнцем улиц слышались весёлые голоса гуляющей молодёжи. Во дворах смеялась детвора. На скамейках в скверах обнимались влюбленные парочки. Откуда-то доносилась музыка.
Из затененных окон за всем этим угрюмо наблюдали опухшие бледные физиономии ещё не переболевших.
Шёл 847 день карантина.

(no subject)

А было вот как: еду я в наушниках (вчера девочка забыла наушники на блютусе и я их взял,отдам если что). Еду, стою то есть, в лифте. И заходит в лифт пара семейная. А я люблю, так, чтобы погромче. И в закрытых пространствах типа лифта моя привычка перерастает в музыкальную вечеринку для всех присутствующих (говорят, это жутко невежливо – и я стараюсь делать потише).
Еду, значит. Заходит эта пара. А в наушниках у меня играет песня Михаила Круга «Тишина». Бывает у меня по осени такое настроение (обострение?), когда я очень жалую творчество главного российского шансонье, и ложится оно на душу, как подтаявшее сливочное масло на батон. Хоть и не сидел (тьфу-тьфу).
И тут я прямо тихо-тихо сделал. «Нельзя, – думаю, – чтобы приличные люди обо мне узнали, что я слушаю песни Михаила Круга. Соберут потом домовое собрание жильцов на детской площадке у подъезда. Возглавит его наш управдом Геннадий Константинович Ежихин – и примут решение, что жильца с таким музыкальным вкусом терпеть в доме не намерены. Подпишут бумагу – придут к двери и сунут её в глазок. Ехай, мол, отседова, странный».
И у меня, в моём тёмном подвале, такого завались!
1. Заказываю через маму по каталогам одеколон, а тётя Марина с её работы его приносит, когда заказ приходит.
2. Знаю множество песен Круга и Бутырки наизусть – и многие из них мне нравятся. Можно меня разбудить в два часа ночи и попросить спеть «Кольщика» - слово в слово сделаю.
3. Люблю смотреть «Пусть говорят» и могу с удовольствием слушать, как весь выпуск неразборчиво кричат цыгане, разбираясь в краже 13-летней Рубины женихом. Могу даже уснуть под эти крики, как под колыбельную.
4. Смеюсь над анекдотами.
5. У меня есть профиль в «Одноклассниках» – и там я посылаю маме подарки. Блестящих котов с подписью «Хорошего дня» и «С яблочным спасом».
6. На Новый год хочуу сделать все салаты с майонезом и мясо по-французски. Видимо, этому настал конец (так говорит гастроэнтеролог).
В моём планшете – электронный билет домой.
И как хорошо, что есть дорога домой.
И ты как будто приходишь домой, после тяжёлого рабочего дня, как Гена Букин.
Ты открываешь дверь: «Жена, я приехал!».
Собирается вокруг тебя вся семья: вот тебе тапочки, иди руки мой, садись за котлеты. Крабовый будешь?( Но такого нет )
В субботу соберёшься с другом Сашкой за наркодиспансером, раздавишь бутылку коньяка на двоих. А в разговоре вашем проскочит это доброе "Егоный", как воздуха глоток. (и этого не будет …)
В воскресенье отправишься в магазин мужской одежды, который называется «Мужская одежда». Продавец спросит: «Как мать? Как батя? Всё там же? Ну-ну, ага.».
Идёшь – по слякоти, листья палые под ногами толчёшь. А в наушниках: «Тишина, наши свечи зажжёны вновь».
Отпустил вожжи.
В моём планшете – электронный билет домой.
И как хорошо, что есть дорога домой.

(no subject)

Это был очень странный сон.
В нем мне рассказывали как Джон Бон Джови записывал свою нетленку
что ему текст песни надиктовывали по телефону и он ошибся спев It’s My Life, на самом деле должно было быть It’s My Lies. И клип должен был быть о том, как парень вешает девушке лапшу на уши, мол почему он задержался.

(no subject)

Мне нравится с тобой переписываться. Я закрываю глаза и нежные,чуть
ощутимые прикосновения уносят меня куда-то далеко от суеты. Туда,где
можно расправить¬ плечи и дышать свободно. Туда,где можно петь с тобой в
унисон даже,если играет разная музыка. Страшно было,когда¬ я думал,что
больше не смогу чувствовать. С твоим приходом я проснулся. Солнце
долгожданное. Ты-моя весна!

(no subject)

Здравствуй, Хани….

Большая комната наполнена тихой-тихой музыкой — фортепьяно и ударные, — это все Yulara, десятка два дисков которой нанизаны на штырь около моего компьютера. Это музыка, которую я люблю — чтобы отлететь, предаться мечтам, желаниям...
Вообще-то мы никогда не были по-настоящему счастливы; часто мы бывали почти счастливы, но так, как сейчас, никогда. Согласись, это так. Иногда это было с нами, иногда это было с другими, иногда одно с другим смешивалось — но самого счастья в его полноте не было. Такого, чтобы не представить себе еще большего; все было словно пригашено, как и сейчас. Ты вдумайся — только будучи вместе, мы его обретаем.
Хани моя, сегодня ночью я достал из бара, еще привезённую дедушкой самую лучшую бутылку «Штайнбергер кабинет» урожая 1974 года — из прусских казенных имений, элитное вино из отборного предзимнего винограда. С бутылкой и с собакой я спустился к реке Сестре, взбаламученной и вспенившейся там, где плотина водозабора; и перед собакой, и перед рекой, и перед ветром, и перед Орионом я держал речь, состоявшую из считанных слов, — и тут собака залаяла; она лаяла, а река накатила белый вал до нижнего парапета, поднялся ветер, и мы ощутили на себе его сильные порывы, Орион замерцал, словно брошь девы Марии, и бутылка, описав дугу, полетела сквозь ночь в воду, как приношение богам за то, что несколько месяцев назад они в этот день подарили мне тебя.
Может быть, она достанется там, внизу, плотве, которая будет перекатывать ее своими мягкими губами, а может быть, окажется у убежища старой замшелой щуки огромного размера, или у норы ротана, толстое тело которого усыпано красными пятнышками; он вырожденец, этот ротан, ему хочется мечтать, сочинять рифмованные ротаньи стихи и снимать быстротечные ротаньи кинофильмы; а может быть, через много-много лет, когда рты наши будут давно забиты темной землей, бутылка попадет в бредень рыбака, который с удивлением вытащит ее, поглядит на старую сургучную печать и сунет в боковой карман своей штормовки. А вечером, у себя дома, когда ужин уже съеден и на столе у его семьи появятся хлеб и козий сыр, он не торопясь поднимется, сходит за своим инструментом и собьет печать с бутылки, зажав ее между коленями. И вдруг ощутит аромат — золотисто-желтое вино начнет лучиться и благоухать, оно запахнет осенью, пышной осенью рейнских равнин, грецкими орехами и солнцем, жизнью, нашей жизнью, любимая, это наши годы воспрянут, это наша давно прожитая жизнь снова явится на свет в этот предвечерний час, ее дуновение, ее эхо, — а не знакомый нам рыбак ничего не будет знать о том, что с такой нежностью коснулось его, он лишь переведет дыхание, и помолчит, и выпьет...
Но поздним вечером, когда стемнеет, когда рыбак уже давно спит, из ночи, словно две темные стрелы, вылетят две бабочки, два смутных ночных павлиньих глаза — говорят, будто в них живут души давно умерших людей, испытавших когда-то счастье; они подлетят совсем близко, и всю ночь их будет не оторвать от края стакана, со дна которого еще струится запах вина, всю ночь их тела будут подрагивать, и только утром они поднимутся и быстро улетят прочь; а рыбак, стоящий со своей снастью в дверях, с удивлением будет смотреть им вслед — ему никогда прежде не приходилось видеть в здешних местах таких бабочек...

(no subject)

Если бы в одно летнее солнечное утро я исчез… Ты, ещё не открыв глаз, потянулась бы рукой в мою сторону, и пальцы твои провели бы по пустой подушке, откинутому одеялу - меня бы не было. Если бы ты проснулась, и единственным звуком в квартире было приглушенное звучание музыки из контакта, которую я всегда забываю выключать перед уходом. И бутылочки с баварией безалко были бы оставлены нетронутыми на столе, куда ты поставила их с вечера для меня на утро. Но это ты бы увидела уже потом, когда медленно, испуганно бы выглянула из комнаты в коридор и тихо позвала бы меня: «Вовка?..»
Но я исчез. И такое необъяснимое словами ощущение, что навсегда. И только это вот музыка из колонок сбивает с толку: как же так? Это повторяется каждое утро, но почему именно сейчас это ощущение, что навсегда?
И не будет звонков, не будет sms, телефон вообще будет выключен и вне зоны действия сети. И ключи будут оставлены на их привычном месте, хотя мы не договаривались, что ты вечером дома и сможешь открыть мне дверь. И теплый чайник, и брошенная у монитора чашка с остатками кофе, которая так всегда тебя раздражает, но почему-то сегодня, сейчас ты смотришь на неё с надеждой, пытаясь понять, что происходит. И ты бросаешься в ванную, охваченная внезапной догадкой, но зубная щетка тоже на месте. И ты улавливаешь тающий запах моего парфюма. И всё как обычно, но просто я исчез.
Ты подходишь к окну, растерянная, поставленная в тупик этим пониманием, что я исчез навсегда.
Но рассеянность пройдет, понимание, что - да, я исчез, станет ясным и признанным, и в мыслях, в теле твоем появится стремление двигаться, не стоять на месте, не застывать в этом таким внезапным открытием обернувшемся утре. И что ты будешь тогда делать: бросишься ли ты искать меня… или используешь этот шанс начать жизнь заново?..

(no subject)

Не буду хорошим.
Не вымою посуду, отключу телефон и вернусь домой за полночь нагулявшись. Споткнусь на пороге, рассмеюсь, усядусь на пол расшнуровывать ботинки. Пройду прямо на кухню, закурю, налью себе кофе, сяду на подоконник, смотреть на отражение капель дождя в лужах.
Ты будешь недовольна, ты будешь кричать, хлопать дверьми, хватать меня за руку. Я наконец повернусь к тебе, скажу: «Ну и что?»
Ты уйдешь, ну и пусть. Я не встану запереть за тобой дверь и не потушу сигарету.
В тишине пустого дома я войду в комнату, упаду на ковер и буду тонкой струйкой пускать дым к потолку под музыку Фрэнка Синатры, поставив рядом большую чашку: я буду пить медленно и с удовольствием.
Я погашу свет и взглядом потянусь в светлое ночное небо июня. Закрою глаза и выскользну прочь из дома, за окно, в листву. Бесплотной тенью, оставив на полу комнаты всю боль и переживания в подрагивающих пальцах и тяжелой голове, примощусь на фонаре напротив подъезда, дальше ни шагу. Вздохну, закрою глаза, иногда буду стряхивать с ресниц капли. Не стану ни о чем думать, буду… считать овец, прыгающих через изгородь... Одна, вторая, третья… Белоснежные, шерстяные, облачно-мультяшные… Тридцать вторая, тридцать третья… Такие сосредоточенные, на тоненьких-тоненьких ножках… Семьдесят пятая, семьдесят шестая…
Очнусь снова на ковре в комнате. Скоро начнет светать. Пустая чашка, пепельница до краев и пустая сигаретная пачка, глаза щиплет от щелока и застоявшегося сигаретного дыма…и бессвязный твой пьяный шепот по громкой связи аккомпанементом к моему одиночеству. Я не отвечу тебе, но и не отключу телефон: говори, продолжай, мне лестно.
Стащу себе на пол одеяло с кровати. Настучу глупую смс-ку подруге об удивительном светлом небе ночного июня.
Я улыбаюсь, засыпая.
Сегодня я один, а завтра ещё не наступило.

Оторванные клочки...

кто бы знал.вот хоть один человек бы знал как я тебя люблю.ну оно и не важно.главное что ты не до конца понимаешь.это плохо.вот это плохо.все мои многострочные сообщения проходят мимо тебя.
смысл.в каждом слове есть смысл.
ты вряд ли когда нибудь задумывалась всерьез о моем прошлом.вряд ли вставала на мое место.вряд ли сопереживала.для тебя есть только я сейчас и то что перед тобой.тебе не хочется знать что еще.что еще есть.кроме.а ты и права.ничего и нет.ты как то наполнила меня.практически ничего больше нет.но знаешь.я не против.
как.как мне привыкнуть.к тому что у тебя всегда будет больная любовь рядом.к тому что ты такая.высокая.странная.красива.знаешь.до того момента как ты...я не знал что ты правда можешь расстроиться если меня не будет.прости за это но я правда думал я - мало.я - не то.в принципе эта мысль преследует меня до сих пор.что у тебя на примете всегда есть кто то лучше.но ты со мной.но тогда..когда я увидел в твоих глазах больше чем стекло больше чем тепло больше чем злость больше чем улыбку,когда я увидел больше.намного больше..может я не могу поверит. в то что это правда.вообще.потому что это было бы слишком здорово. мне всегда кажется что ты вот вот уйдешь.даже сейчас когда ты за хрен знает сколько километров я ревную тебя и ругаюсь с собой как будто ты через две остановки.мне невыносимо когда я остаюсь один.сразу только твое лицо перед глазами.а потом рядом всплывает другое.и счастливые улыбки "как под душем". я не могу это видеть но оно не исчезает.у меня начинает болеть голова.ты вряд ли поймешь какая это боль.иногда мне даже хочется исчезнуть навсегда отовсюду чтобы меня не было.вообще никогда не было.потом это проходит.понимать что никогда не вызову у тебя таких эмоций - это хуже всего для меня.
ты редко придаешь значение моим слезам потому что их очень много и ты их не видишь.но их много не от того что я просто люблю поплакать.(за несколько не самых счастливых лет я плакал меньше чем из за тебя за месяца)
но при этом я не знаю.я вообще не понимаю что как.у меня истерики вообще.я скучаю как сволочь.где твои ноги,которые болят после рейса,где твой голос такой разный,где твои шутки, где твои губы, где твои мысли, где твое тело в конце концов. мне мягко сказать не по себе.
я ненавижу просто телок других.просто за то что они есть.я не понимаю почему они есть.зачем они..почему их так много.это убивает меня.это гонит меня от тебя.
я слушаю твои песни.поверь песни много значат.они напоминают о тебе.а ты вряд ли слушаешь мои песни.и они вряд ли напоминают обо мне.ты слушаешь свои песни.и думаешь о своем.
я знаю что все это ты вряд ли увидишь когда нибудь. к тому же тебе и так достаточно моих кучи сообщений которые наверное давят тебе на мозг.
но мне больше некуда все это деть... я люблю тебя

Я скучаю по тебе.... Нет!!! ТОСКУЮ!!!

Какое странное слово "ску-ча-ю"... Я скучаю по тебе... я скучаю без тебя... Без тебя - значит, если тебя нет рядом - мне одиноко и холодно. По тебе - значит, нужен твой живой голос, твой смех и улыбка, прикосновение рук и губ... Твое тепло рядом... живое... и стук сердца, отчетливо слышный, когда прижимаешься к твоей груди и становится спокойно и безопасно.
А может не так? Совсем не так... Может я вовсе не скучаю. Может я все это придумал. Откуда мне знать, что я именно скучаю? Откуда мне знать, как выглядит это вот скучаю... "Ску-ча-ю"... Или... или знаю?
Скучаю... по слогам, как по нотам... ску-ча-ю... занывшим сердцем при звуках имени... дрожью пальцев при звуках голоса... странным и спокойным счастьем, потому что знаю - ты есть. Пусть далеко, но есть...
Я скучаю по тебе...
По тебе... Сердце застывает и рушится куда-то вниз. Так странно. Разве так бывает, чтобы все на свете теряло смысл и значение, если тебя нет рядом? Оказывается, бывает...
Как там? "Я скучаю по тебе... вот ведь как бывает..." Бывает... Скучаю...
Прислоняюсь лбом к окну и пытаюсь осознать - как это? Как это непонятно и неясно... Представляю, как ты придёшь ко мне, как брошусь на шею, как уткнусь носом в плечо... Я скучаю... Скажу ли, промолчу... Но ты же поймешь...
Ску-ча-ю... это дождь шепчет барабанной дробью по стеклу...
Ску-ча-ю... чьи-то шаги звонко процокали по асфальту...
Ску-ча-ю... это шепчу... На стекле остается мое дыхание... И слова никуда не улетают, они оседают на стекле...
Скучаю... по тебе... Приходи... поскорей... ну, пожалуйста...

(no subject)

молодые и злые.мы. Этот
нос и руки, и свет, и где-
то на другой планете.
Всё ушло. Всё смыло. Я
не могу оторваться­. не
могу остановить­ся.
я возглавляю­ толпы
всех разочарова­ний.
хором. и только не
останавлив­айся, ещё,
ещё. не отпускай. я
забыл про своих
друзей позади меня. не
мог оторваться­. всё
точно. всё слово в
слово. расскажи мне,
человеку без цели.
расскажи мне. я
закрываю глаза.
образы. но не
воспоминан­ия. не те,
что 6 месяцев назад. я уже не
тот. руки.
и дай им телефон, где
нас нет.
и падать на дно морей.
и падаю. ничего не
боюсь. спасибо.
ветер не унимается.
за что ты любишь этого
интеллиген­тного
нахала?
а ни за что, это просто
честность. не люблю,
когда мне врут, что всё
хорошо.
ломать наши коды и
пробовать
расшифрова­ть.
одежда насквозь
сигаретный­ дым. кофе и
сигареты. но я не курю сейчас.
но пою с ним вместе.
виски с яблочным
соком, фисташки и водка. но моя голова
никогда не
выключаетс­я. в 4 часу в
полупьяном­ состоянии я
что-то ещё сочиняю и
слушаю ветер и не могу
удержаться­.
мы устали строить
странные планы. я их с тобой строю.
душой я живу совсем в
другом городе. под названием Химки. куда ты
отправилас­ь сегодня
ночью, Сегодня Ночью.
я тоже там буду. не
ветер дует в окно, и
голова меня не
слушается.
Не удержаться­, не
удержался. И всё так
кстати. Да, о да, о да,
знаю как скоро. но я
буду там.
обещай мне любить
меня, обещай...